Корзина

00 ₽
8 (812) 272-92-90
  • Санкт-Петербург

Сигары: имя с винной этикетки

Magnum, ноябрь 2006

В середине 19-го века Франция явила миру произведения своих виноградников, а Куба - произведения своих табачных плантаций. В середине 20-го столетия предприимчивый и прозорливый табачный негоциант Зино Давидофф свел эти две страны на одной этикетке, договорившись о производстве кубинских сигар с именами бордоских поместий, выпускающих первоклассные вина.

Серия получила название Chateau. Разновидности сигар именовались Chateau Haut Brion, Chateau Latour, Chateau d’Yquem, Chateau Lafite, Chateau Margaux (данные шато - категории Premier Grand Cru, высшей ступени в сложной иерархии винных хозяйств Бордо). Сигары этой серии выходили под маркой Hoyo de Monterrey. По словам Раймонда Шерера, старшего вице-президента Davidoff, на упаковках имелось обозначение Specially Selected for Davidoff in Geneve. Все эти сигары распространялись исключительно через Зино Давидофф.

Позже Зино вспоминал: “Все говорили, что я сошел с ума, соединив русское имя, французское вино и гаванские сигары, но это принесло успех”.

Говорят, Давидофф, помещая прославленные винные имена на сигары, не спрашивал на то согласия владельцев марок, но послал им потом “винные” сигары, и те будто бы оказались польщены и простили Зино его самодеятельность.

Не знаю наверняка, что тут правда, что слухи. Интересно, например, кому сигарный коммерсант посылал Chateau Lafite. Такое обозначение было на сигарных коробках, однако в своей книжке Зино пишет Chateau Laffitte (а это уже другая бордоская усадьба), в следующем издании этой же книжки - Chateau Lafite. Открываю старый каталог Cubatabaco - там Chateau Laffite (это третье поместье, также в Бордо). Три схожих наименования - и три разных производителя. Возможно, Зино не был силен в знании бордоской топонимики, а может, все дело в элементарных опечатках.

Так или иначе, когда я беседовал с Раймондом Шерером и разговор зашел о Dom Perignon, - еще одно знаменитое французское имя (марка шампанского), перенесенное Зино на свои сигары кубинского происхождения, - он рассказал, что идея возникла, когда Зино и его компаньон Эрнст Шнейдер пили вино, и по выходе сигар с именем шампанского ни Davidoff не платила роялти (комиссионные) владельцам марки, ни владельцы марки - сигарной компании. Надо думать, ничьи интересы при этом не пострадали.

Похожая история, кстати, произошла с шампанским Bollinger. С какого-то момента оно стало предпочтением Джеймса Бонда - так решил создатель этого литературного образа, и сия привычка знаменитого шпиона получила отражение на экране. По словам президента компании Bollinger Гислена де Монгольфье, “тогда никто не спрашивал разрешения на использование марки в кино, а мы не просили об этом режиссера. Просто так получилось”.

В 1968-м или 1969-м (сведения противоречивы) Давидофф удостоился чести стать единственным человеком на Земле, имя которого стало кубинским сигарным брэндом (после революции и на тот момент). Сигары, выходившие в серии Chateau, теперь именовались Davidoff, сохраняя свои бордоские обозначения как витолы. Вдобавок к этому появились Davidoff №1, №2 и Ambassadrice.

Между тем, одно из французских имений “рассталось” с сигарами. В начале 1980-х, по не объявлявшимся причинам, был прекращен выпуск гаванских Chateau d’Yquem. Владельцы брэнда известны своей взыскательностью: они не делают вино в тот год, который считают не заслуживающим знаменитого имени (речь об урожае винограда). Но ведь тезки-“гаваны” были славные - дегустаторы Cigar Aficionado, отведав в наши дни “Шато Икем” 1979 года, поставили ей 100 баллов по своей 100-балльной системе (такая высокая оценка - редкость). По сведениям Адриано Мартинеса, в то время советника президента Cubatabaco, хозяева винного имени воспротивились его неправомочному применению к сигарам.

Как бы там ни было, на смену отозванному имени пришло Chateau Mouton Rothschild (2nd Grand Cru на момент появления гаванской серии Chateau, в 1973-м это поместье было повышено в звании до высшей категории) и примерно в то же время сигары Chateau Lafite, наверное, для пущей ясности, были переименованы в Chateau Lafite Rothschild (Chateau Lafite и Chateau Lafite Rothschild - короткое и полное названия одного и того же замка).

Сегодня это все, как и любые кубинские Davidoff, - редкости, присутствующие лишь в самых фешенебельных магазинах и на аукционах (цена коробки исчисляется тысячами долларов).

Еще одно имя с винной этикетки - Mouton Cadet - Давидофф взял для обозначения одной из серий сигар Zino, производство которых он затеял еще до развода с Кубой в Гондурасе. Тут уже на крышке коробки появился пышный экивок: “Отобрано специально для барона Филиппа Ротшильда”, - вина Mouton Cadet происходят из владений этой дворянской семьи (сегодня ими управляет наследница барона - Филиппина).

Много позже Ротшильд, как имя собственное, вновь оказалось в центре внимания любителей сигар (как нарицательное оно укоренилось в сигарном мире давно, став обозначением коротких толстых сигар, почти синонимом robusto), но на этот раз оно было связано со скандалом.

Доминиканская Tabacalera A.Fuente вышла на рынок с маркой OpusX. Сигара быстро стала знаменитой. Ее создатели и не подозревали, что она принесет им наряду со славой многолетнюю головную боль и бессонные ночи. Винодельня Opus One, являющаяся совместным предприятием американской семьи Robert Mondavi и французского Chateau Mouton-Rothschild, подала на мануфактуру A.Fuente в суд, утверждая, что появление OpusX нарушает их права на торговую марку и создает путаницу на рынке. Затяжной изнурительный процесс обошелся A.Fuente в несколько миллионов долларов; суд вынес решение в пользу сигары.

Неизвестно, имели ли в виду винный брэнд создатели OpusX, когда придумывали название для новой сигары, но вообще-то обращение сигарных мануфактурщиков к стилистике виноделов - нередкое явление.

Из последних случаев - Quintessa, созданные в 2006-м по инициативе Джима Колюччи, старшего вице-президента Altadis U.S.A., в честь полюбившегося ему одноименного калифорнийского вина, в свою очередь названного именем одной из бордоских разновидностей винограда, серия Chateau Grand Cru, представленная в 2005-м под багамской маркой Graycliff, и гондурасские Punch Premier Grand Cru Selleccione.

У этого явления есть и объективные предпосылки. В происхождении роскошных сигар и знатных вин много схожего. Для образующих их табака и винограда нужна уникальная почва, особенный климат, редкое сочетание влаги и солнца. И тот и другой подвергаются брожению, созреванию и смешиванию.

А еще - на плантациях как винограда, так и табака - случаются года, когда урожай наиболее удачен. Вина, сделанные из такого урожая, не смешанного с материалами других лет (главным образом, эта практика распространяется на портвейны и шампанские), обозначаются как vintage, с указанием на этикетке конкретного года. Обычай, давно укоренившийся среди виноделов, со временем переняли и сигарные мануфактурщики.

На этом, в частности, была построена серия Dunhill Aged ручной выделки из Доминиканской Республики. Все они относились к категории vintage - то есть, делались из урожая определенного года (он указывался на коробке) - самого удачного, когда идеальное сочетание тепла и влаги производит листья экстра-класса.

Прежде чем попасть в руки скрутчика, табаки выдерживались три года, а сотворенные из них сигары дозревали еще какое-то время. Последнее, впрочем, в порядке вещей для многих premium (высококлассных) сигар, и если Dunhill делал на выдержке акцент, то это могло означать, что сигары выдерживались особенно долго или что производитель неотступно следовал пусть даже минимальному стандарту, который другими, однако, пренебрегается в спешке за прибылью, либо это был просто рекламный ход.

Соответствущая пометка на упаковке сделанных вручную Данхилл - Aged (вкупе с годом урожая) - отличала их от сигар этой же марки, сделанных из резаного табака машинным способом в Европе.

(Позже обозначение года урожая на сигарах исчезло - возможно, прежние запасы винтажей были исчерпаны, а новых суперурожаев, в виду данной компании, не случилось. Нынешние Dunhill, с бордовым бантом и в коробке нового дизайна с винтажной темой никак не соотносятся.)

Более изощренно - предметно и живописно - винную тему эксплуатировали производители Macanudo (Доминикана и, раньше, Ямайка; марка-лидер в США в секторе premium). Создав серию Vintage Cabinet Selection, они сподвигли некоего художника на сотворение полотна, где& “марочная” сигара из урожая 1993-го соседствовала с бутылкой Chateau Haut-Brion Bordeaux 1961 года. Картину сопровождал лозунг: “Если бы эта сигара была вином, то это было бы Бордо 1961”. Одним словом, и то и другое - редкость.

Хотя, в отличие от вина, где год урожая на этикетке - зачастую всего лишь пояснительная пометка, становящаяся престижной и действительно значимой лишь в случае с великими произведениями, в мире сигар “винтаж” априори предполагает боле высокий статус.

Респектабельными мануфактурщиками урожай декларируется как винтажный только после того, как табак прошел сушку, ферментацию и выдержку.

Понятно, полноценный vintage могут себе позволить только те компании, которые не просто делают сигары, но и сами выращивают табак для них. И даже в этом случае нет гарантии, что табаки для разных компонентов сигары уродятся в один год одинаково хорошо. Поэтому бывает, что винтажный год на коробке относится к листьям в начинке, а покров - из другого урожая. Или наоборот.

В винтажных Macanudo первую скрипку играет покров. Листья для него General Cigar выращивает на своих плантациях в Коннектикуте давно, но только шесть урожаев были сочтены производителем заслуживающими звания vintage. Обычно это листья, выдержанные не менее пяти лет; из всего урожая в винтажную линию идет 6-10 процентов. Осенью 2002-го компания выпустила винтажные Macanudo с покровом из табака, собранного в 1997-м, когда, как здесь говорят, баланс солнца и осадков оказался идеальным. Связующий лист при этом - из Мексики (урожай 1998-го, также расцениваемый как винтажный), а начинка - смесь доминиканских и мексиканских табаков. Такая же география табаков - в последнем выпуске, 2006-го, с покровом 2000-го.

Davidoff в 2003-м выпустила Limited Edition Vintage 2000 (первый опыт компании в этом плане): тут винтажный характер имеют доминиканские табаки, пошедшие в начинку и обвязку (покров - эквадорский и тоже 2000 года). По мнению автора смеси, Хендрика Келнера, 2000-й, считающийся классическим годом в Бордо, оказался необычайно удачен и для доминиканского табака.

фабрика

Кубинские Davidoff Chateau Mouton Rothschild. Пустая коробка. Снимок сделан на выставке-ярмарке в ходе одного из гаванских сигарных фестивалей. Фото: Олег Чечилов.

фабрика

Когда доминиканская Tabacalera A.Fuente вышла на рынок с маркой OpusX, ее создатели и не подозревали, что она принесет им наряду со славой многолетнюю головную боль и бессонные ночи. Винодельня Opus One, являющаяся совместным предприятием американской семьи Robert Mondavi и французского Chateau Mouton-Rothschild, подала на мануфактуру A.Fuente в суд, утверждая, что появление OpusX нарушает их права на торговую марку и создает путаницу на рынке. Затяжной изнурительный процесс обошелся A.Fuente в несколько миллионов долларов; суд вынес решение в пользу сигары.

фабрика

Macanudo Vintage Maduro 1997, помимо прочего, отличаются металлическим бантом-перстнем. Фото: Олег Чечилов.

Комментарии ()

    Забронировать стол

    Сигарный дом «Гавана»

    Добро пожаловать на сайт, обращаем Ваше внимание:

    Вам исполнилось 21 год?

    Ваш город — Санкт-Петербург?

    • Москва
    • Екатеринбург
    • Краснодар
    • Новосибирск
    • Нижний Новгород
    • Казань
    • Самара
    • Омск
    • Другое
    instagram