Об историко-предметном методе атрибуции

 

Не так давно мне на глаза попалась необычная литография из фондов Государственного Эрмитажа, на которой как гласила надпись был изображен "Император Николай I в домашней обстановке". Автором значился русский художник Иван Раулов (1828-1869), а сама работа была датирована 1840-ми годами.

И все бы ничего — Николай Павлович так Николай Павлович. И ничего, что в простенькой шинели и расслабленной позе. Но меня сразу насторожила "голландская" керамическая трубка в руке изображённого, которую тот использовал как мундштук для сигары!

Ведь историкам (и афисионадо тоже, кстати) доподлинно известно, что Император Николай I не курил табак и, мало того, был довольно непримиримым противником курения. Его эпоха — период строгих антитабачный законов в Российской империи, кто забыл.

Есть воспоминания фрейлины баронессы Марии Фредерикс, которая очень была близка в то время с семьёй императора. В них она прямо пишет, что государь «никогда не курил, но и не любил, чтоб и другие курили».

См. сборник "Николай I. Портрет на фоне империи" (2011)

Мне стало любопытно и я решил поискать более подробную информацию в интернете.

Википедия однозначно утверждала, что это "Портрет Николая I" работы Ивана Раулова. Я продолжал сомневаться...

Затем выяснилось, что впервые данная литография была представлена на выставке «Портрет в русской литографии XIX века», прошедшей в 2012 году в Эрмитаже. Согласно информации из каталога рисунок на камне выполнил именитый русский литограф Петр Смирнов.

Многие заметили, что такая большая литография (74 × 58 см) выделяется ещё и своей необычной иконографией государя — император Николая I почти всегда изображался в парадном мундире или вицмундире с орденами, реже в сюртуке по моде своего времени, но всегда в образе абсолютного монарха и на подобающем фоне. Ведь портрет венценосца — это некая визуальная форма репрезентации государственной власти.

Тут же нас встречает нарочито неофициальный вид и довольно скромный домашний интерьер.

Дотошных исследователей также удивило, что исходным портретом для литографии послужила работа молодого Ивана Раулова (в то время ученика Императорской Академии художеств), а не кого-то из придворных художников. Могли ли царедворцы доверить такую задачу как написание портрета император молодому портретисту?

Это же факт заставляет усомниться и в указанный датировке — учитывая, что вскоре Иван Раулов отправился за границу продолжать обучение, данную работу он мог сделать лишь в начале 1850-х годов.

Эту датировку подтверждает и шинель, в которую одет изображённый.

Дело в том, что перед нами не знаменитая «николаевская» шинель с пелериной, а походная шинель солдатского образца с галунными погонами, введенная для офицеров и генералов русской армия в начале Крымской войны. Стало быть, портрет можно датировать не ранее 1854 года.

В вышеупомянутых записках баронессы Марии Фредерикс есть ещё одно интересное наблюдение о быте и привычках Николая I, гласящее, что «халата у него и не существовало никогда, но если ему нездоровилось, что, впрочем, очень редко случалось, то он надевал старенькую шинель».

Так кто же на самом деле изображен на литографии? Как утверждает московский историк Александр Кибовский — это генерал-лейтенант граф Григорий Григорьевич Кушелев, младший (1802–1855), второй сын адмирала Григория Кушелева и внук графа Ильи Безбородко, который внешне был очень похож на Императора Николая I.

В 1838 году граф Кушелев был назначен вице-директором Артиллерийского департамента, а 1839 году был произведён в генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества Николая I.

Как же это стало известно?

Дело в том, что в 2008 году в поле зрения искусствоведов попал большой парадный портрет графа Кушелева, который был продан на одном шведском аукционе.

Этот портрет в 1850 году написал известный немецкий придворный художник-портретист Франц Крюгер (1797-1857), неоднократно приезжавший в Россию и выполнивший несколько портретов как самого императора, так и ряда его приближённых.

Даже невооружённым глазом видно, что голова изображённого на литографии, а также ракурс его фигуры повторяют то, как Кулешев написан на портрете Крюгера.

Вероятно всего, после смерти графа, его вдова Екатерина (урожденная Васильчикова) заказала молодому академисту Раулову сделать портрет на основе торжественного полотна Крюгера — голову и фигуру оставить как есть, а парадный мундир с орденами заменить на шинель. Грубо говоря, переодеть генерала в более домашний образ — таким как его привыкли видеть его близкие.

Со временем, о сходстве графа Кушелева с Николаем I забыли, благодаря чему изображённый на литографии стал "императора". И не было бы в этом сомнений, если бы не сигара...

Вот такая интересная история о то, как сигара помогла в атрибуции произведения искусства.

 

 

Забронировать
стол

Сигарный дом «Гавана»

Добро пожаловать на сайт, обращаем Ваше внимание:

Ваш город — Санкт-Петербург?

Вам исполнилось 18 лет?

Ваш город — Санкт-Петербург?

  • Санкт-Петербург
  • Москва
  • Екатеринбург
  • Краснодар
  • Новосибирск
  • Нижний Новгород
  • Казань
  • Самара
  • Другое