Корзина

00 ₽
8 (812) 272-92-90
  • Санкт-Петербург

Интервью с Дмитрием Друца

Дмитрий Друца
Известный фумелье, Habanosommelier, Амбассадор Habanos, член Сигарного клуба «Лошадиная сила»

Здравствуйте!
Меня зовут Валерия Сидоренкова, я управляющая Cигарного дома «Гавана». 
Сегодня у нас в гостях — Дмитрий Друца, известный фумелье, дважды Habanosommelier и Habanos Master, член Сигарного клуба «Лошадиная сила».

Дмитрий, здравствуйте!

Добрый день!

Вначале наш традиционный вопрос: как Вы пришли к курению сигар?

На самом деле, к курению сигар я пришел наверное интуитивно. Это был такой интересный опыт. Впервые познакомился с сигарой еще до школы, когда мне было 5 или 6 лет — мы с моим товарищем, дворовым дружком Ромой таскали у своих отцов папиросы и прочее и однажды, видимо, моему папе подарили сигару. Как сейчас помню, это была ароматная Romeo y Julieta, не помню какой номер, в серебристой тубе. Мы ее стащили и впервые мы ее попробовали. Я очень хорошо помню, что это было до первого класса. Забежали за гаражи, затянулись, и я потерял сознание. Мой товарищ побежал и сдал меня, и с тех пор я не курил очень долго. Это был мой первый печальный опыт.

Потом впервые осознанно я попробовал сигару в 1992-1993-м году. Тогда я только вернулся из армии, в стране полный кавардак, и я уехал на несколько лет жить в Германию. Там я работал барменом, и в одном теплом, уютном местечке однажды я увидел хьюмидор,  увидел сигары, я заинтересовался, стал читать, пробовать — интернета тогда еще не было, все было на бумажных носителях. И вот впервые с сигарами я познакомился в Германии, у немцев. И когда я вернулся в Россию, где тогда было непонятно что, фактически никто о сигарах ничего толком не знал. И с тех пор я с сигарами все время.

Расскажите, как Дмитрий Друца стал фумелье, как Ваше хобби в конечном итоге стало работой?

В начале я просто курил в удовольствие, я разбирался в продукте, не было никаких книг и источников информации. Все можно было получить только от опытных коллег. И немцы меня в общем «прокачали». Когда я вернулся в Россию у нас тут был полный бардак: сигары присутствовали, но большинство из этого было фейком. Народ вообще не знал, что это такое, где-то что-то видел-слышал, я с ужасом наблюдал за практикой макания в коньяк, другими нюансами, а также отсутствие опыта правильного хранение.

И я, будучи барменом и работая в общепите, начал понемногу делиться с народом теми знаниями, которые у меня на тот момент были. И вот так, параллельно работая за стойкой, я начал, по сути, заниматься образованием начинающих курильщиков. И в какой-то момент это увлечение стало профессией, а дальше начались «нулевые», когда совершенно по-другому народ начал понимать продукт, появилось определенное внимание и тяга к этому продукту. И вот здесь, конечно, неоценимым оказался мой опыт, знания и, может быть, умение донести эту информацию. Поэтому я занимался любимым делом и считаю, что я счастливый человек — я с одной стороны свое хобби монетизировал, и я занимаюсь тем же самым, плавая как рыба в воде.

Дмитрий, в начале этого года вышла Ваша книга «Кубинские винтажные сигары», которую очень тепло приняла сигарная общественность. Скажите, есть ли в планах продолжить, написать продолжение этой книги?

Да, книга вышла, и на самом деле это достаточно серьезная работа, потому что изначально я ее видел как некий справочник для людей, которых можно назвать коллекционерами, инвесторами в сигары. Мне бы хотелось, чтобы люди, имели под рукой некий инструмент по теме. Заглядывая в книгу, можно было путешествовать в разные страны, магазины, бутики, проверять себя и собирать некую коллекцию. И основной упор в этой книге у меня сделан на всевозможные коллекционные релизы — речь идет о том, что книга является хоть и справочником, но справочником не регулярным, а в коллекционных сериях. То есть то, что представляет собой и коллекционный, и инвестиционный интерес.

С другой стороны у меня это первый пилотный выпуск, который я издал на собственные средства, и всего-то было 200 экземпляров. Сейчас я планирую второй тираж этой же книги, который уже выйдет в полном цвете, в твердом переплете и с расширенным разделом «Хьюмидоры хранения», где я уже серьезно и глубоко подошел к тому вопросу, который связан с хранением коллекционных сигар. Это то, что с одной стороны для многих очевидно, с другой — немножечко, если хотите, даже научно обосновано.

Учитывая, что подобного плана книги в мире еще никто не написал, за исключением Мин Рон Ни, автора «Постреволюционные кубинские сигары». Но там скорее не энциклопедия, а обзоры его большой, серьезной коллекции с какими-то очень важным комментариями. А вот именно так, чтобы это было в рамках одного справочника — такой книги еще нет. И я планирую ее перевести.

Посмотрим, не хочу зарекаться, но может даже в этом году удастся перевести ее на английский язык, и интерес к этой книге проявляют уже и европейцы, как минимум, и частично американцы. Другое дело, что сегодня мы вынуждены пока находиться в пределах одной страны, и я даже не могу ее толком отправить почтой зарубеж своим коллегам потому, что до августа самолеты туда не летают.

Так или иначе это будет книга с продолжением, потому что я вижу эту книгу пусть даже не ежегодным справочником, но хотя бы один раз в два года она будет обновляться. В нее может будут добавляться некие статьи и будут добавляться, конечно, новые релизы, которые появляются в сериях, я полностью даю характеристику, включая цены, за сколько они появлялись на полке, чтобы коллекционеру можно было очень удобно, приехав в какое-то место, открыв книжку в нужном месте, прямо в ней внутри сделать себе пометку. Это рабочий инструмент коллекционера и инвестора, и посмотрим как она будет жить. Надеюсь, что у нее достаточно хорошие шансы завоевать свое место на полке серьезного ценителя сигар.

Дмитрий, я слышала, что Вы коллекционер сигарных бантов. Расскажите немного о Вашем увлечении.

Действительно, я не считаю себя большим коллекционерам, но во всяком случае одним из моих увлечений, хобби и страсти — это сбор, коллекция сигарных так называемых анильос или сигарных бантов, которые украшали кубинские сигары самое позднее, наверное, середины 1990-х годов — это самый поздний бант, который у меня есть. Вообще это, конечно же, такая систематическая коллекция, включающая в себя достаточно большое количество, как я полагаю, я точно не считал, но предполагаю, что около двух тысяч у меня этих бантов.

Основу этой коллекции я заложил в середине 90-х опять же в той же Германии, интересуют меня сигарные банты с точки зрения артефактов и определённой истории. И часть моей коллекции размещена на известном международном сайте Cuban Cigar Website в специальном разделе 

По сей день, я пытаюсь находить, покупать банты в поездках на Кубу, на книжных и филателистических развалах, общаясь с коллекционерами, в интернете, везде ищу и смотрю. И если вижу что-то, чего у меня нет, то покупаю либо обмениваюсь.

На самом деле, очень интересная история, потому что за каждым бантом, особенно с исчезнувших сигар, стоит целая история, целый пласт знаний. Я очень активно общаюсь со своими коллегами — итальянцами, американцами, которые также разделяют мое увлечение. И на сегодняшний день это одна из самых больших страстей, помимо сигар.

Сложились ли свои сигарные традиции в постсоветской России?

Интересный вопрос. Мне кажется, наше отечественное — это совершенно другой качественный человеческий материал. И традиции в процессе некоего становления. То, что я могу отметить — а я время от времени бываю в разных городах — вижу активную сигарную публику из разных региональных клубов. И могу сказать, что наш человек все-таки ищет какую-то глубину в этом процессе, сакральный смысл. Это не просто табачное изделие, не просто курение, не просто элемент статуса, престижа, и не вот эти все маркетинговые формы, которыми любят козырять продавцы элитного алкоголя, машин, часов. Наш человек формирует традиции в текущий момент, это происходит прямо сейчас, на моих глазах.

Московская сигарная публика создаёт коммьюнити, причем достаточно глубокое. Люди, помимо увлечения сигарами, интересуются интенсивно и глубоко всевозможными нюансами — они копают и историю, и культуру, и напитки, бары, фестивали, чемпионаты. Сфера применения этих интересов достаточно широкая. И Москва является путеводной звездой для многих региональных клубов, они с небольшими изменениями идут по этому пути. Петербург немножечко, как всегда, особняком — я бы не сказал, что капризный. Думающий в первую очередь о том, что это, зачем это и немного холодно относится ко всем таким вещам.

Но, с другой стороны, все, что связано с традициями, по сути, представляет собой глобальный тренд. Существуют определенные сообщества, которые могут назваться клубами, региональными или не региональными, совместными. По большому счету, это некое кучкование по интересам. Но еще это и определенные мероприятия в рамках клубной активности. Это означает, что появляются всевозможные активности в виде, например, Дня рождения клуба, куда съезжаются представители других клубов — это объединение отечественных афисионадо. Что интересно, на этом фоне рождаются некие соперничества в спортивном ключе.

Существует сигарный спорт — курение сигар на время, немного фривольный вариант курения на длинный столбик пепла. По большому счету это все детали, но эти активности рождаются и укрепляются. Так, год назад, была создана Международная Ассоциация сигарных клубов (МАСК), которая объединила добрый десяток, если не больше, активных сигарных клубов страны и ближнего и дальнего зарубежья. Она проводит события почти каждый месяц. Наши афисионадо с удовольствием посещают и всевозможные мировые сигарные события, ездят на фестивали, участвуют в чемпионатах, очень активно интересуются предметом, все время ищут новинки, охотятся за региональными сигарами.

Клубная жизнь буквально бьет ключом. И говоря о наших традициях, повторюсь,отечественный афисионадо — это человек глубокий, в нем нет ничего поверхностного, и если уж он взялся за дело, то копает до самого конца, чтобы разобраться во всех нюансах. Мне это очень нравится. Это импонирует моей страсти и увлечению.

Можно смело сказать, что вы один из тех самых людей, которые возродили в нашей стране сигарную культуру. Ваш личный вклад в становление целого поколения афисионадо Петербурга неоценим. Как вы считаете, знает ли мировое сигарное сообщество о российских афисионадо?

Портрет таков: мужчина от 30 до 45 лет, чаще всего это люди бизнеса, людиадвокатуры, чиновничества, есть и доктора. И в большинстве случаев это люди очень-очень интересные. У них гораздо выше IQ, чем у среднестатистического человека в их возрастной группе. Они активные, интересующиеся, с определённым скалом характера и ума. Публика, которая курит сигары — это вообще особая публика. Эти люди достигли чего-то в своих профессиональных областях, им не чужды новые открытия, они позитивные и по-своему яркие. Мне вдвойне приятно, что меня окружает такая публика. Настоящий сигарный поклонник, так называемый афисионадо — от «афисьон», то есть «страсть», как в XIX веке в Испании называли любителей корриды, которые наблюдали за противостоянием быков обязательно с сигарой, затем термин перекочевал, им стали условно называть афисионадо любителей сигар. Советский и российский поклонник сигары в первую очередь очень интересный собеседник и по-своему яркий человек, и, мне кажется, эта история расширяется. В профессиональных кругах, где человек был замечен за курением сигары, — это как камушек в воду, от которого идут круги, и за ним идут последователи из его же среды.

Мне кажется, Россия в этом плане немножечко отстала от европейской и американской сигарной культуры, но уровень наших поклонников сигар на порядок выше с точки зрения качества человеческого материала. Наши курильщики сигар — это особый путь. Это абсолютная правда.

Как мы знаем, существует несколько видов срезов сигар. Дмитрий, какой предпочитаете Вы?

Я на самом деле по-разному отрезаю сигары — все зависит от того, что у меня есть под рукой, от формы и размера, иногда от времени суток. Скажем, вечером я люблю обрезать сигару исключительно гильотиной либо ножницами, так как хочу, чтобы порция дыма была большая, объёмная. А днем, иногда утром, наоборот я делаю небольшое отверстие пробойником и через чуть усиленную тягу пытаюсь прийти в себя. Иногда на Кубе я вообще не заморачиваюсь никакими пробойниками и гильотиной, я либо ногтем, либо просто отгрызаю, и курю как обычную, собственно, народную сигару.

И в заключении второй наш традиционный вопрос. Продолжите фразу: «Сигара для меня — это…»

Сигара для меня — это, в первую очередь, нечто одушевлённое, живое существо, некий предмет, наполненный жизнью, страстью, вкусом, гармонией. По большому счету это не просто табачные листья, завернутые в цилиндрическую форму, а все-таки предмет поклонения, обожания. Наверное, это не совсем корректно, но, пожалуй, это как любимая девушка, которой требуется и подход, и внимание, и определённое настроение. Сигара интонирует со струнами твоей души. Я знаю, какую сигару хочу выкурить на каждый случай жизни, и, как правило, она меня не обманывает.

Дмитрий, спасибо, что нашли время, чтобы зайти к нам в гости!

Комментарии ()

    Забронировать стол

    Сигарный дом «Гавана»

    Добро пожаловать на сайт, обращаем Ваше внимание:

    Вам исполнилось 18 лет?

    Ваш город — Санкт-Петербург?

    • Москва
    • Екатеринбург
    • Краснодар
    • Новосибирск
    • Нижний Новгород
    • Казань
    • Самара
    • Омск
    • Другое
    instagram