Уважаемые посетители, рады приветствовать Вас на сайте MirCigar.com!

Обращаем Ваше внимание:

  1. MirCigar.com – это корпоротивный сайт компании “Сигарный Дом “Гавана”
  2. Информация представленная на сайте не является публичной офертой
  3. Сайт предназначен для юридических лиц, лиц старше и достигших 21 года.

Вам исполнилось 21 год?

Вы ведь не из
Санкт-Петербурга?
Перейдите на региональный сайт
с более низкими ценами.
Вселенная "гаван"

Магия Кубы

17.09.2015

Почему представляется правомерным понятие “кубинские сигары” и видится меньше оснований для понятий “доминиканские сигары” или “никарагуанские сигары”?

«Винная карта», январь 2006

Вопрос о стилевой общности сигар, сделанных в той или иной стране, один из самых интригующих в сигарной тематике. До сих пор не вполне понятно, есть ли тут какие-то закономерности или же мы имеем дело со стереотипами, возможно, ложными.

Классика и классицизм

Если говорить о сигарах ручной выделки, до недавнего времени пальма первенства в этой области бесспорно принадлежала Кубе. После революции многие табачные плантаторы и сигарные фабриканты перебрались с острова, ставшим свободным от власти денег и американского влияния, в другие места. Когда правительство Штатов наложило эмбарго на торговлю с Кубой, они активизировали свою деятельность. Еще больший импульс развитие сигарного производства за пределами Кубы получило с возникновением сигарного бума в США в начале-середине 1990-х и его проекции на другие части мира. Количество новых компаний и брэндов росло как на дрожжах. В мире стали известны сигары из Доминиканской Республики, Гондураса, Никарагуа...

Но вот что интересно. На фоне этого многообразия в кругу серьезных любителей сигар “гавана” по-прежнему сохраняет статус классики.

Возникает вопрос: почему? Я пришел к следующему выводу: “гавана” остается классикой потому, что сопрягается с понятием классицизма.

Множество сигар, которые делаются за границами Кубы, можно отнести к разным направлениям, течениям, стилям, среди которых мы найдем модернизм, авангардизм, импрессионизм, сюрреализм, постмодернизм, - все что угодно.

Куба - классика, выросшая из классицизма. Здесь - цельность, строгость, стройность, глубина. Гармония, уравновешенность. Единство места и времени, чувства и разума, формы и содержания.

Фабрики, где делаются “гаваны”, - это старинные постройки, интересные в архитектурном отношении и сохраняющие дух антиквариата, - в этом плане с ними могут сравниться разве что фабрика Dannemann в Бразилии и здания, где располагались табачные мануфактуры в Севилье и Малаге.

В связи с этим я предлагаю задуматься: почему нам кажется правомерным понятие “кубинские сигары” и почему видится гораздо меньше оснований для понятия “доминиканские сигары” или “никарагуанские сигары”?

На Кубе сегодня насчитывается 33 живых марки, под которыми выпускается более 220 разновидностей сигар. До недавнего времени, пока кубинцы не рационализировали свой ассортимент, актуальных марок было еще больше и гораздо больше - витол. Но 33 марки и 220 витол, даже это - огромное количество.

Нет ни одной страны в мире, где они были бы представлены полностью. Отчасти такая картина объясняется национальными предпочтениями, которые сложились исторически. Скажем, Punch создавались в расчете на британский рынок и популярны там до сих пор, отчего каких-то витол под этой маркой может не хватать или вовсе не быть на нашем рынке. Quai D’Orsay замышлялись для французов, отчего по большей части только во Франции и доступны. И в самой Гаване ассортимент хоть и весьма представительный, но далеко не полный.

Уже хотя бы по этой причине если бы вы поставили себе задачу перепробовать буквально все, что производится на Кубе, вы бы вряд ли справились с этой задачей.

Но и того, что нам доступно, что мы пробовали, достаточно, чтобы сделать вывод: в ассортименте “гаван” представлены сигары, разные по характеру, степени крепости, букету.

Мужество Bolivar, высокооктановость и цветочность Partagas, скромное благородство Montecristo, утонченная пикантность Saint Luis Rey, чуть показушная вальяжность Cohiba, богатая на оттенки экспрессивность Romeo y Julieta, многоликость Hoyo de Monterrey, крестьянистость Jose L. Piedra, мягкое обаяние Fonseca, изысканность La Gloria Cubana...

Надо иметь в виду, что в семействе каждой марки есть сигары, весьма отличающиеся друг от друга, и я определяю марки через сигары, которые нравятся мне. Вам могут нравиться другие сигары под этими марками, и вы найдете для определения тех же марок другие слова.

Что же объединяет все эти разнообразные сигары, что дает основания свести их все к понятию “кубинские сигары”, помимо места производства?

Основания для родства

Во-первых, это табак. Все “гаваны” делаются из табаков, которые имеют генетически один источник - tabaco negro cubano. На Кубе много типов табака, некоторые из них скрещены с иноземными, но в основе своей все они происходят от одного предка.

К тому же все кубинские сигары - пуро, то есть сделаны целиком из табаков страны, где эти сигары производятся. Куба - единственная страна в мире, где делают только пуро. Разговоры о том, что здесь используют и табаки других стран, - скорее всего, происки конкурентов или недоразумение.

Собственно, и понятие habano - как название по происхождению, защищенное законом, - предполагает наличие в сигаре исключительно кубинских табаков. Если кому-нибудь взбредет в голову делать на Кубе сигары с участием иноземных табаков, а тамошнее правительство этот план одобрит, на их упаковке будет пометка “Сделано на Кубе”, но “гаванами” они называться не смогут.

Habano - пуро по определению. А если, скажем, mexicano - это еще не значит, что пуро. В Мексике (как и в других местах) тоже делают сигары целиком из своих табаков, но не все, и для обозначения единокровных потребуется уточняющее понятие - puro mexicano.

Надо сказать, семена кубинских табаков расходятся по всему миру, но только здесь, на их родине - благодаря идеальному сочетанию природных обстоятельств - они превращаются в листья с несравненными достоинствами.

Я не буду вдаваться в тонкости химического состава табака, отмечу лишь, что Фернандо Ортис, знаменитый кубинский этнограф и культуролог, в свое время отмечал, что по сравнению с табаками других стран кубинский содержит меньше никотина и больше сахара и аммиака - субстанции, определяющей во многом вкусовые и ароматические особенности табака.

Вообще, сравнивать табаки разных стран в этом плане - занятие весьма сомнительное: свести в одну таблицу все многообразие табаков, которые выращиваются даже только в одной стране, не представляется возможным. Если на Кубе табачное производство в значительной степени централизовано, в любой друге стране - это множество независимых производителей. И в любой стране культивируются разные типы табака, а одинаковые возделываются по-разному, так что и характеристики имеют разные, - обработать этот огромный статистический материал - не реально.

Скажем так, упрощенно, конечно, но по сути правильно: кубинские листья дают вкус, которого не дают листья, выращенные на других землях.

Во-вторых, особенности обработки табака. Кипа листьев, обернутая пальмовым лубом, - вроде бы мелочь, но и она играет свою роль в образовании табака, и за пределами Кубы этот вид упаковки, в которой листья оставляются для выдержки, называют именно кубинским. Имея в виду множество других подобных мелочей, с полным правом можно говорить о кубинской школе табаководства.

В-третьих, унификация смесей, из которых делаются сигары, и централизация этого процесса. Скажем, смесь для Partagas Lusitanias будет одной и той же, независимо от того, где делают эти сигары - на гаванской фабрике Partagas или в Санта-Клара.

В-четвертых, унификация форматов. Все “гаваны” подчиняются классификации форматов, единой для всех без исключения фабрик. Названия некоторых форматов, появившиеся на Кубе, стали нарицательными, войдя в универсальную классификацию форматов: Churchill, Lonsdale, Rothschild...

Интересная особенность кубинских сигар: огромная и многолетняя их популярность в мире вкупе с оригинальными торговыми (vitola de salida) обозначениями привела к тому, что некоторые “гаваны” в обиходе зовутся просто именем витолы, без упоминания марки - людям, более или менее сведущим в сигарах, и так понятно, о чем речь. Если вы спросите в магазине Lanceros, вас подведут к стенду с Cohiba, скажете Magnum 46 или Sir Winston - без лишних слов поймут, что имеется в виду H.Upmann, упомянете Lusitanias или Shorts - тоже не будут переспрашивать, знамо дело, Partagas, поинтересуетесь насчет Epicure №2 или, если правильно выговорите, des Dieux - ясно, что разговор об Hoyo de Monterrey.

В-пятых, унификация технологических процессов на сигарных фабриках. Последовательность операций и сами операции соответствуют детальному предписанию, единому для всех фабрик. К примеру, листья всегда укладываются в начинку верхушкой к тому концу, который разжигается.

В-шестых, могучий потенциал страны - производителя сигар. Со времени своего появления традиции деланья сигар и их производство на Кубе не прерывались.

В-седьмых, стиль, который мы ощущаем, когда курим сигару, - самая интригующая составляющая понятия “кубинские сигары”. Это вопрос и очень простой, и очень сложный.

С одной стороны, говорить о стиле кубинских сигар просто: многие связывают его с высокой степенью крепости. Однако среди “гаван” есть и весьма слабые, а в Гондурасе, Никарагуа и даже Доминикане в последнее время делают сигары, сопоставимые по уровню крепости с самыми могучими “гаванами”. Классификация стран по степени крепости табака, который в них выращивается, и сигар, которые в них делаются, во многом устарела. Доминиканские табаки традиционно считались едва ли не самыми мягкими, однако в последнее время здесь активно работают с селекцией, гибридизацией, получая весьма крепкие результаты. А в Гондурасе есть даже сигары, которые кичатся тем, что превосходят крепостью кубинские.

В какой-то мере эта картина определяется настроениями потребительского рынка, но и тут все неоднозначно и переменчиво. Мануфактурщики в разных странах, играя на противопоставлении своих продуктов кубинским, долгое время сочиняли легкие смеси, в расчете на привлечение широкой аудитории, пугающейся крепких сигар, но в начале нынешнего века, должно быть, по мере образования масс, все чаще стали выпускать изделия более крепкие, нежели раньше. В то же время какие-то “гаваны”, отличавшиеся в прошлом крепостью, опять-таки с целью расширения рынка, смягчились, а потом, когда конъюнктура изменилась, снова возмужали.

Что же в таком случае позволяет говорить о стиле “гаван”? Можно сказать - вкус. Структура вкуса. У “гаван” он насыщенный, сложный, многоплановый. Мы обнаружим тьму пустых, пустотелых, блеклых сигар в любой сигаропроизводящей стране, но невзрачных “гаван” не бывает. Она может быть неудачно свернута, плохо тянуться, иметь нечаянное отступление от рецепта смеси, быть просто кому-то не по вкусу, но дух “гаваны” все равно будет давать о себе знать. Даже в самых нежных произведениях из кубинского табака - скажем, в Guantanamera - этот дух ощутим.

Есть сигары некубинского происхождения, которые приближаются к этому стилю - нечаянно или намеренно, но воспроизвести его во всей полноте очень трудно.

Если, однако, вы спросите меня: всегда ли на слепой дегустации я смогу выделить “гавану” из других сигар, отвечу преположением: не всегда. Смогу, наверное, отличить “гаваны”, которые курю чаще всего, вкус которых мне привычен, но могу ошибиться с мало известными мне, менее характерными в моем восприятии.

А как же стиль, скажете вы, - стиль, дающий основания для понятия “кубинские сигары”? На это я отвечу, что мои рецепторы не самые проницательные, а вкусовая память не самая цепкая, и, по правде говоря, когда я курю “гавану”, то редко задумываюсь, а что ее отличает от остальных сигар, - я просто получаю удовольствие и не раскладываю компоненты этого удовольствия по полочкам. Вместе с тем нередко бывает, что, собираясь выкурить сигару, я чувствую, что душа просит “гавану”. Другая в этой ситуации испортит мне настроение. И “гавана” мне нужна не для того, чтобы покрасоваться, - рядом со мной никого нет. Мне нужен вкус “гаваны”. Из чего я делаю вывод, что кубинские сигары действительно имеют уникальный вкус и необычное притяжение, вызывая зависимость, сходную с наркотической, только благодаря не наркотическим элементам, а вкусовым.

Иногда находишь подтверждение этому методом от противного. Вспоминается “слепая” дегустация пяти сигар. Все участники в один голос заявили: “гаваны” среди них нет. Так оно и было на самом деле.

Можно сказать, что на восприятие “гаван” влияет и их давний и устойчивый имидж самых изысканных и дорогих сигар в мире. И такой имидж, какой есть у них, нет ни у каких других сигар в мире. Это тоже - составная тех доводов, которые позволяют понятие “кубинские сигары”.

“Гаваны” - камертон, эталон в мире сигар. Когда мы говорим о каких-либо никарагуанских сигарах или доминиканских, мы сравниваем их с кубинскими, но нам и в голову не придет сравнивать с какими-либо другими сигарами сигары кубинские.

Наконец, еще одно основание - чистота кубинских сигар. Их вкус - это всегда вкус табака и ничего другого. Это единственная страна в мире, которая не произвела ни одной сигары с привнесенными ароматическими добавками.

Что значит “доминиканская сигара”?

Теперь обратимся к сигарам, которые делаются вне Кубы.

Попробуем разобраться, почему весьма и весьма условно, к примеру, понятие “доминиканские сигары”.

Доминикана - страна, которая делает “ручных” сигар больше, чем какая-либо другая страна в мире. Казалось бы: как же не быть понятию “доминиканские сигары”? Вроде бы, нонсенс.

Однако если мы пройдемся по тем же ступенькам, которые возвели нас к понятию “кубинские сигары”, то обнаружим: в случае с Доминиканой это не просто шаткие ступеньки, - они отсутствуют вовсе. Для понятия “доминиканские сигары” есть только одно основание: это сигары, сделанные в Доминиканской Республике.

В отличие от “гаван”, “доминиканы” могут быть сделаны из каких угодно табаков, какого угодно происхождения. Есть доминиканские пуро, но очень немного, подавляющая масса “доминикан” - интернационал по составу входящих в них табаков. По этой причине очевидна неуместность разговоров о вкусовом стиле доминиканских сигар. Какой может быть вкус у сигары, сделанной в Доминикане целиком из гондурасских табаков?

В обработке тамошних табаков нет ничего, что позволило бы говорить о чисто доминиканских приемах или методах.

В универсальной классификации форматов нет ни одного, который был бы родом из Доминиканы. И узнаваемость марки по названию витолы среди не-кубинских сигар - редкий случай. Тут эффект достигается оригинальным именем в сочетании с мощной рекламной кампанией. В результате, если вы скажете Chubby, знаток поймет, что речь идет о доминиканских Zino линии Platinum, разве что уточнит: просто Chubby (витола в Scepter Series) или Chubby Especial (витола в Crown Series)?

В производстве сигар нет ничего, что позволило бы говорить о чисто доминиканских приемах или методах. Здесь много фабрик, и на каждой - свои порядки.

Сигары здесь делают издавна, но эта история включает пробелы, весьма длительные, когда о сигарах из Доминиканы в мире мало кто и знал, если они тогда здесь вообще производились.

Стиль доминиканских сигар - весьма расплывчатое понятие, если оно вообще имеет право на существование. Здесь делается много сигар, и стиль у них самый разный - по причине использования табаков самого разного происхождения. И даже если говорить о доминиканских пуро, понятие “доминиканский стиль” тоже вряд ли будет уместным. Каждый тамошний мануфактурщик, делающий пуро, работает со своими табаками, так что вы вряд ли найдете что-то общее между Davidoff Capa Dominicana и Fuente Fuente OpusX.

В свое время бытовало представление о сигарах из Доминиканы как более мягких и менее ароматных по сравнению с сигарами из Гондураса или Никарагуа. Сегодня это представление устарело.

Возможно, связь имиджа сигары с местом ее изготовления сложилась в те времена, когда в мире преобладал спрос на мягкие сигары, и “доминиканам” было легче показаться таковыми, поскольку многие из них делались с “домашней” начинкой и обвязкой, то есть в основном из доминиканского табака, в целом уступающего по крепости гондурасскому или никарагуанскому, тогда как “гондураны” и “никарагуаны”, в массе своей состоявшие преимущественно, а иногда и целиком, из табаков, соответственно, Гондураса и Никарагуа, производили впечатление более крепких.

Привязанность к табакам своей страны остается у многих сигар и по сию пору, но ведь сами табаки могут меняться. Селекционеры постоянно выводят новые сорта или обращают внимание на забытые, и в стране, табаки которой в целом характеризовались высокой степенью крепости, появляются легкие “породы”, либо наоборот. И когда о доминиканских сигарах говорят, что они отличаются легкостью, хочется поинтересоваться: в каком году мануфактурщики, делающие сигары в Доминикане и конкурирующие между собой, подписали соглашение о том, что производимые ими сигары непременно должны быть легкими, в связи с чем каждый мануфактурщик берет на себя обязательства использовать табаки лишь определенного типа?

Таким образом, нет ничего, что бы позволило право на существование такому понятию, как доминиканские сигары. Или мексиканские. Или гондурасские. Какие-угодно, если не говорить о таких экзотических продуктах, как тосканские сигары или манильские.

Точно так же абстрактны формулировки “индийская кухня” или “китайская кухня”, по другой, правда, причине.

Вкусовые качества сигары определяются не дислокацией фабрики, но составлющими ее табаками (а они могут быть какого угодно происхождения в сигаре, сделанной где угодно, за исключением Кубы) и конкретным намерением конкретного мануфактурщика соединить табаки в ту или иную смесь - крепкую, среднюю или мягкую, а также его умением сбалансировать составляющие для создания неповторимого букета.

Для сигар не важно, сделаны они на севере или на юге Доминиканы.

Тогда как, скажем, пенджабская гастрономия - это одно, бенгальская - другое, а пекинская разнится от кантонской. И то, что у нас обозначается одним словом - карри, в Индии имеет сотни воплощений, каждое из которых именуется особо.

Вам могут показаться весьма условными и такие понятия, как “французские вина” или “чилийские вина” (при том, что они делаются исключительно из винограда своей страны), если вы попросите приятелей налить два бокала - французского и чилийского вина сопоставимого класса - и продегустируете их вслепую.

Далеко не всегда есть толк в обобщениях.

Все вышесказанное не умаляет достоинств хороших сигар, сделанных в Доминикане или Гондурасе, но объясняет, почему “гаваны” остаются классикой.

фабрика

Сигары в таком виде можно увидеть на кубинской фабрике. Ленточки для перевязывания могут быть из какого угодного подручного материала. Потом сигары обретут банты, этикетки, штампы со всеми нужными словами и символами. Опытные любители, однако, и не глядя на этикетку смогут распознать дух «гаваны». Фото: Олег Чечилов.

фабрика

Одно из мероприятий гаванских фестивалей – конкурс лучших кубинских сомелье и магазинных консультантов по распознаванию «гаван». С завязанными глазами надо попытаться определить формат сигары (витолу), а потом, также с повязкой на глазах, в ходе курения – вычислить марку сигары и ее точное название. Фото: Олег Чечилов.

Корзина

В корзине нет ни одного товара